ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО
  
24
января
2021

Музей чеченской старины «Донди-юрт» учит философии жизни


17.10.06 15:27

Каменный цветок

Адам рассказывал мне про камни. Честно признаться, я слушал вполуха, слова как бы не касались моего сознания. Вдруг из груды камней он выбрал один и протянул на ладони: " Взгляните на этого горца-старца: глубоко сидящие глаза, впалый беззубый рот, типичный мясистый, с горбинкой нос, глубокая складка, пролегшая вверх от губы!"

 Все-таки человеку трудно соперничать с природой. Взглянув на камень, я оторопел: передо мной был «образ» сотен знакомых мне людей. Почти портретное сходство с виденными ранее «оригиналами»! Казалось, такое невозможно создать без участия человека. Но факт, как говорится, был на лицо. Среди тысяч камней, которые встречались на его пути, Адам разглядел и принес домой и этого «старца».

- У меня есть камни - куски породы, которые специалисты ценят весьма высоко, - продолжает Адам. – Но мне они мало интересны. Мое внимание привлекает только нечто необычное. Посмотрите на это «сердечко», созданное природой. Ни одного лишнего штриха, абсолютная симметрия. Таким его обычно рисуют, обозначая любовь. В одном камне соединились несколько других - разных по структуре и цвету. Может, природа не случайно забыла «пронзить» его стрелой Амура?!

«Каменные» сердца - не редкость в наши дни… Камней в Донди-юрте – не сотни, а тысячи. Разных размеров и цветов, они кажутся наспех, хаотично разбросанными: где-то впопыхах навалили целую гору, куда-то – просто не «донесли». Но Адам, кажется, помнит каждый камушек в своей коллекции, где и почему он лежит. Некоторые, особо приметные экземпляры, как бы специально спрятаны среди десятков других, ничем не замечательных «собратьев».

Когда на экскурсию в этот музей под открытым небом приводят учащихся младших и средних классов, Адам, затаив дыхание, ждет: обнаружат ли они спрятанные среди множества других камней «сюрпризы»? Хозяин села своего имени искренне радуется, когда дети оказываются не менее, чем он, зоркими. И находят, например, камень – «блин» с глазенками, как будто нарисованными ребенком. Среди соседних, «случайно оброненных» камней,  вдруг обнаруживается старая коряга, которая на самом деле - разлегшаяся собачонка в кепке. Напротив, через тропинку - кучка, как сами дети определяют, «окаменевших древесных червей». Один из них - настоящий «червь-гигант»: в диаметре этот толстячок - сантиметров 11.

Где и как Адам находит эти «говорящие» камни? В основном, в реке Рошня, которую в народе называют Белой речкой. Она протекает в сотне метров от Донди-юрта. Адам по руслу поднимается в горы на десятки километров. Каждое лето, в отпуске, он не пропускает ни одного погожего дня, чтобы не поплескаться в теплой воде. Его друзья знают: Адам не просто так ныряет, он камни ищет. Едва ли не к каждому булыжнику в пойме неспешно приглядывается, будто невесту выбирает.

- Смотрите, - показывает он мне, - вот две половинки одного камня. Первую, более крупную, нашел на три дня раньше второй. За эти три дня все дно реки своими руками перещупал, пока не нашел то, что искал. Эти два куска одного камня, видимо, когда-то были глиной, в нее попал стебелек какой-то травы. Сотни, а то и тысячи лет назад глина затвердела и превратилась в камень. Потом камень раскололся в том месте, где оставался окаменевший стебелек. Он очень четко отпечатался на обеих частях валуна. Поныне видно, что стебелек был надломлен. В камне сохранилась его «фотография».

Философия жизни

Мальчишкой - лет в двенадцать - Адам в первый раз обратил внимание на горы вдалеке. Их вершины были скрыты облаками, и ему впервые остро захотелось подняться выше этих облаков. Взбежать по склону горы вверх, за дымку, скрывающую ее вершину, казалось просто и легко. Во всяком случае, не труднее, чем сгонять семь потов на тренировках по вольной борьбе.

В 16 лет Адам стал призером чемпионата и мастером спорта СССР. Он успел к этому времени несколько раз сходить в горы. Однажды, заблудившись, он вместе с товарищами почти неделю блуждал по заросшим густым лесом склонам гор. Позднее поднялся в горы выше пояса лесов, к скалам, альпийским лугам. Удивила его тогда не недосягаемость скалистых вершин, а пустые чеченские селения, разбросанные по мало-мальски пригодным для жизни участкам гор. Все без исключения дома в этих селениях были сложены из камня-плитняка. Из него же были сооружены старинные жилые и боевые башни, устремившие к облакам островерхие шапки-вершины, но глядящие на мир пустыми глазницами бойниц. Адам поражался тому, что плотно подогнанные камни клались друг на друга без всякого раствора. Таким же образом сооружались массивные арки и купола.

На заброшенных кладбищах возвышались не менее массивные могильные памятники - чурты, которым неизвестные старинные мастера придали идеальные формы. Здесь все сочетается с природой. Эта гармония ощущалась и в более ранних старинных склепах – солнечных могильниках, куда в доисламские времена складывали тела умерших.

Адам знал, что чеченские хутора и села остаются пустыми только потому, что власть не разрешила возвращающимся на родину чеченцам селиться в горах. Между тем, в течение 13 лет, пока их не было дома, башни и жилые постройки разрушались. Те, что стояли на вершинах неприступных скал, бомбила авиация. Он начал внимательно вглядываться в эти руины, отыскивая следы от бомб и снарядов. Привычка разглядывать камни переросла в потаенную потребность души. Адам не считает, что  это хобби, то есть тем, чем занимаются в свободное время. Он не видит в жизни ничего важнее своего «каменного» пристрастия.

- Есть сохранившаяся в виде легенд, мифов, преданий философия жизни, которой наши предки непреклонно следовали, - говорит Адам. – Известно, например, что уважающая себя и уважаемая другими семья не отпускала замуж женщину своего рода за мужчину, который, наравне с боевой или жилой башней, не имел бы родового или семейного склепа. В народном представлении, склеп служил напоминанием о бренности жизни, о необходимости прожить ее достойно. Поэтому, строя свой юрт, я соорудил склепы напротив жилой башни. Башня – жизнь, склеп – смерть.

Всякая жизнь закончится склепом, поэтому и прожить ее надо, не роняя своего достоинства и чести, не стремясь быть выше или ниже других людей. Склеп все равно всех уравняет. В Чечне сложно найти дома, которым, как, например, в Грузии, было бы и сто, и двести лет. В кавказскую войну царские войска часто проводили карательные акции, это и заставило чеченцев, в конце концов, забыть о долговечности чего бы то ни было. На месте сожженных домов они стали ставить мазанки: вбивали в землю колья, оплетали их прутьями и обмазывали глиной. Позднее жилища стали подниматься с камней-валунов, служивших столбами. На них укладывались балки, затем ставился деревянный каркас, его обмазывали глиной, замешанной с соломой.

В Донди-юрте несколько таких домов. Они служат как бы еще одним напоминанием: чеченцы, постоянно втягиваемые в какие-то войны и конфликты, вопреки своей воле, в «градостроительстве», архитектуре поменяли «каменный» век на «деревянный». Каркасные дома на «столбах», возведенные большинством чеченцев после возвращения из депортации - такие, как в Донди-юрте, - все еще «украшают» чеченские селения.

Адам к соседству каменной башни и домов-мазанок в своем «селе» относится спокойно. Может, только мне и кажется символичным то, что башня, склепы находятся на склонах оврага, и к домам-мазанкам приходится подниматься по ступенькам вверх, то есть, по своеобразной «исторической лестнице», которая любым другим народом воспринималась бы не иначе, как пересадка из современного лимузина в двухколесную арбу с впряженным в нее ишаком.

-Нет философии в суровой реальности, связанной с необходимостью не привязываться к дому или месту, где человек живет. Да и жилья, наверное, нет, которое, спасая жизнь, человек бросил бы без всякого сожаления, - считает Адам. – Но философия есть в том, чтобы, как говорили наши предки, научиться жить даже на камне, если этот камень – отчий край. Тому есть живой пример.

Жизнь неистребима

Адам ведет меня к башне. Вплотную к северной стене ее в склон «врос» огромный камень-валун. Перед ним – на другом валуне – россыпь множества мелких камней. Два многотонных «булыжника» Адам привез издалека, с гор. Их положили друг на друга, укрепляя склон оврага, на котором строилась башня. Верхний уже зарос мхом, из невидимой для глаза трещины в камне тянется вверх молодое деревцо.

- Ни мха, ни побега не было, когда этот камень краном устанавливался здесь, - говорит Адам. – Дерево выросло из семени, застрявшем в микроскопической щели. На «родном» валуне росток пустил корень и нашел питание. Это – природа, она создает жизнь лучше человека. Глядя на обрастающий мхом валун с деревом, мой брат Султан неизменно говорит: «Жизнь неистребима». Я верю в это.

22 года назад Адам попал в автомобильную аварию – его машина, мчавшаяся со скоростью свыше ста километров в час, перевернулась десятки раз. Долгое время он не мог самостоятельно дышать, при малейшей нагрузке харкал кровью.

- Что-то во мне еще цеплялось за жизнь, и я попросил друзей отвезти меня к одному нашему знакомому, у которого был знаменитый на всю округу конь, - вспоминает Адам. – Мне помогли переодеться в черкеску, посадили на коня. Он сделал несколько рывков, и неожиданно для меня встал на дыбы. Я изо всех сил прилег на стремена, потянул уздечку на себя, и в эти доли секунды почувствовал, что я еще полон внутренних сил и буду жить. В тот день друзьям я как бы в шутку сказал, что и в 50 лет промчусь на коне так, что бурка будет на ветру развеваться. И недавно, в свое 50-летие, выполнил обещанное. Так что жизнь – просто скакун, которому нельзя позволить сбросить себя на землю.

- Ты рассказываешь эту историю детям, которых приводят на экскурсию в Донди-юрт?

- Эту – нет. Есть вещи, которые более понятны для них. К примеру, все дети гор впитывают с молоком матери непреложные истины. Такие как  эта – каждый чеченец должен назвать имена семи своих предков, что значит - знать свои корни. Так вот, я говорю своим маленьким гостям, что знаю не только имена. Мне известно, где похоронен каждый из моих предков. Значит, для меня не является секретом и то, как они жили, какими были людьми. Они не совершали поступков, за которые мне, их потомку, могло бы быть стыдно. Разве я могу совершить нечто дурное, за что моим потомкам было бы совестно перед людьми?! Поверьте, дети это понимают. Нет ребенка, который бы не хотел быть похожим на отца, быть сильнее и лучше, чем он.

Связь времен

Два мира – «век башен» и «век мазанок»,  в которых Адам живет, соединены двумя параллельными лестницами. По какой бы из них – правой или левой - не подниматься, все равно увидишь старинные весы. В отличие от своих более современных модификаций, они снабжены не просто «коромыслом», но и двумя точками, посредством которых обеспечивается равновесие. В какую бы сторону не качнулся «маятник», на котором покоится «коромысло» весов, он возвратится в строго вертикальное положение.

Так и в музее у Адама: какой лестницей не поднимайся – правой или левой – все равно «истина посередине», одни и те же начальная и конечная точка. «Возвратись к справедливости, только она поддерживает связь времен и поколений», - как бы призывает весь Донди-юрт.

- Можешь сфотографировать это место так, чтобы видны были и лестница, и старый плуг слева от нее, и дупло-«цыплятник»? – спрашивает у меня Адам. «Цыплятник» служил людям, может быть, не одну сотню лет. Он уже полусгнил, полуистлел. Когда-то это была «бочка», выдолбленная из бревна полутораметрового диаметра и двухметровой длины. Чеченцы часто вырубали или выпиливали такие естественные дупла, найдя их в лесу среди вековых дубов, лип, буков. Или же сами выдалбливали или выжигали из толстенных стволов деревьев. В этих «дуплах» очень долго могла, не подвергаясь порче, храниться кукурузная или пшеничная мука. Она сохраняла неповторимый дух и аромат живой природы. «Дупло» десятилетиями стояло на одном и том же месте, но в нем никогда не заводились грызуны. У Адама таких «амбаров» - три. Только один многие десятилетия использовался в качестве «цыплятника». Он, видимо, стоял во влажном месте или не был приподнят над землей, начал подгнивать снизу.

- Хозяева – они были из села Рошни-чу, - уточняет Адам, - вынесли его во двор, прорубили проем для двери. На самодельных петлях навесили, судя по характерному для этого металла налету, медный лист-дверь. Старая женщина много лет не хотела отдавать его мне, говоря, что в этом «домике» выращивала цыплят еще бабушка ее мужа. Да и у последней хозяйки цыплята росли в нем здоровыми, без падежа. Я часто думаю: может быть, многие наши современные беды от того и возникают, что у нас остается все меньше вещей, которыми пользовалось не одно поколение людей? Когда таких вещей нет или их очень мало, мне кажется, прерывается материальная связь времен и поколений, начинает множиться число «иванов, не помнящих родства».

Апофеоз войны

Одним из печальных результатов двух современных военных компаний стало то, что в Чечне не сохранилось ни одного музея. Адам по всей республике собирает все, что может показать, как жили чеченцы 50, 100, 200 лет назад. В Донди-юрте побывало почти все республиканское начальство. А детей на экскурсию привозят из самых отдаленных районов и сел. По мнению Адама, люди его возраста и нынешняя молодежь – не просто представители разных поколений. Это – люди из разных «миров»: на памяти первых – близость к исторической материальной культуре народа, вторые  не имеют такого опыта, да, кажется, и не нуждаются в нем.

Адам в свое время очень гордился, например, тем, что смог найти две ванны из камня. Узнав о предназначении этих каменных «сосудов», как он убедился, глазенки современного ребенка не наполняются живым интересом. Он признает только ванны из магазина. Но стоит мальчугану представить, что в этом каменном корыте купали его, а выдалбливал его кто-то из предков – отец, дед или даже прадед, - отношение сразу меняется: от пренебрежительного до восторженно-благоговейного.

- Урусмартановец Хамзат Гапураев передал мне старинный дечиг-пондур (разновидность балалайки – А.И.). Он не лакирован, его трудно отнести к предметам, изготовленным с особым рвением и изяществом, - говорит Адам. – Зато звучит он, да и звучал для нескольких поколений чеченцев, лучше любой музыки, только тембр, по словам знатоков, раньше был много богаче, бархатистей.

У Адама есть своя точка зрения на события последних лет в Чечне. Она достаточно четко выражена в одном из «экспонатов» Донди-юрта. Это – своеобразная, «сатуевская» интерпретация «Апофеоза войны» Верещагина. Адам время от времени находил камни, похожие на черепа людей. Он складывал их в одном месте, и однажды они напомнили ему известную картину.

«Это в век Верещагина война оставляла надежду найти хотя бы черепа своих жертв. Современные войны могут испепелить все живое», - подумал Адам.

Как результат, возник его собственный «Апофеоз»: «гора» оплавленных ядерной войной костей - камней цвета пепла. И где-то среди этой груды «затерялся» один камень-череп с черными провалами вместо глаз и носа…








Новогодний подарок: Семьям с детьми до семи лет выплатят по пять тысяч рублей на ребенка
17.12.2020 22:35 Семьи с детьми к Новому году получат от государства еще по пять тысяч рублей на каждого ребенка до семи лет включительно. Это будет новогодним подарком детям от государства, сказал Владимир Путин в завершение большой пресс-конференции. Президент обратил внимание на то, что в ходе мероприятия его несколько раз спрашивали, планируется ли какая-то дополнительная поддержка семьям с детьми.

«Неадекватные люди 2» отправились в кинотеатры
19.12.2020 16:23 В кинотеатре «Каро 11 Октябрь» состоялась премьера одного из самых ожидаемых фильмов зимы, сиквела культовой комедии Романа Каримова «Неадекватные люди 2». 10 лет назад первая лента получила 5 призов кинофестиваля «Окно в Европу» в Выборге и затем завоевала любовь не только критиков, но и зрителей. По оценкам пользователей КиноПоиска «Неадекватные люди» являются одной из самых рейтинговых российских комедий последнего десятилетия.

 Главные новости 
 Политика 
 Экономика 
 Безопасность 
 Криминал и право 
 Народные новости 
 Культура 
 Религия  
 Технологии 
 Спорт 
 Здоровье 
 За рубежом 
 Все новости 
Поиск Карта сайта Личный кабинет Наверх
Copyright © 2005-2021Информационное агентство «Агентство национальных новостей»
Учредитель: Автономная некоммерческая организация Институт экономических, правовых и социально-политических исследований
Адрес редакции: 119121, г. Москва, Смоленский б-р, д. 11/2
Свидетельство о регистрации СМИ: ИА№ФС 77 – 70168 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 21.06.2017 г.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на annrus.ru обязательна.

Rambler's Top100