ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО
  
16
июня
2019

Георгий Юнгвальд-Хилькевич: Разговор с дочерью


29.10.17 21:24

Известный режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич ушел из жизни 11 ноября 2015 года. За год до этой роковой даты, журналист Наталия Юнгвальд-Хилькевич взяла интервью у своего отца.

- Конечно, читателям интересно узнать прежде всего об артистах, о звездах, об их жизни за кадром. Но история семьи мне кажется не менее интересной. Давай с нее начнем?

- Начну со своего деда Ивана Александровича Буйко. Это отец моей мамы Нины Ивановны. Иван Александрович был уверен, что я выберу карьеру военного. Мне еще совсем маленькому он заворачивал черный хлеб в марлечку, как будущему солдату. И давал его вместо соски. Род Ивана берет начало от военных еще со времен Петровских потешных войск. Сам он был из Вильны, из Шавли. Он учился в Белостоке, в кадетском корпусе. Там жили его родственники.

- Я названа Наташей в честь моей прабабушки.Ведь так?

- Наталья, барышня польских кровей. Дворянка. Она должна была выйти замуж, уж, по меньшей мере, за польского князя или королевича. Иван был просто русский столбовой дворянин, кадет. Это по тем временам считалось мезальянсом. И ей было отказано в наследстве.

Мама говорила, что Наталья была «вырожденкой» – в том смысле, что шло смешение близких по роду людей в польской шляхте. Кровосмешение в польской шляхте частенько случалось. Фамилия Колоткевич – фамилия кормилицы Натальи. Колоткевичи были тоже из дворян, их родственники. Настоящую фамилию бабушки я не знаю. Наталья была крошечного роста, метр пятьдесят. Тонюсенькая. С 32 размером обуви.

Есть фото, где Наталья стоит рядом с Иваном, в Белостоке, там они женились. Наталья была так мала ростом, что ее ставили на тумбочку, чтобы она достала Ивану хотя бы до бровей.

- А почему Иван перешел на сторону революции? Не понимаю.

- Иван был человеком очень левых настроений. Он не признавал царизма. И даже петуха назвал Николашкой. Кто-то из родственников по линии Ивана был декабрист. Тут и случилась революция. Предав свой класс, дед вместе с офицерами и Шауляйской дивизией перешел на сторону революции, став Армией Котовского. По сути бандита и пьяницы. И был у него военным консультантом. Все победы сделал дед Иван со своими офицерами . Когда революция победно закончилась, не смотря на красные ордена плюс к георгиевскому кресту. Как бывший офицер царской армии Дед должен был отмечаться в ЧК во всех городах куда бы он не появлялся. В ЧК, а потом в НКВД, как бывший офицер царской армии. Иван иногда приезжал к нам гостить из Харькова в Ташкент. В конце, концов, два чекистских инспектора, систематически посещавшие его, угостили конфетками. В этот день он написал письмо дочери, моей маме, рассказал о гостях и отправил его. Пришел домой, лег в постель и скончался. Маме сообщили, что остановилось сердце уже после его похорон. И только потом она получила это письмо…

- Не он один был стиснут «жерновами истории». А если восстановить ход семейной истории, что было до того?

- А может быть его господь наказал. А до того – если перед самой революцией, то еще при царе, Иван Александрович Буйко был назначен комендантом города Варшавы. Варшава была Российской империей и антисемитским городом. Поляки надеялись, что Наполеон задушит Россию, а они станут независимыми. Не стали. Отсоединялись, присоединялись. Король сбежал. В Польше не было наследственного престола. Там был наместник и комендант. Сидела шляхта и выбирала наместников. И каждый считал себя достойным стать во главе. В этом был весь польский гонор и первая настоящая демократия. Русских поляки считали оккупантами.

Иван вырос до генеральской должности. И когда была подписана бумага о звании, в этот момент в его жизни случился ряд судьбоносных событий. Во время пьяного еврейского погрома, он открыл ворота особняка. Еврейки со своими детьми и старухи спасались бегством. Он приказал закрыть ворота и взять охране ружья на изготовку, когда черная сотня попыталась прорваться внутрь. Моя мама, еще маленькая Нинуша, видела, как ее отец, мой дед Иван, глядя в окно, поднял белый платок и махнул. Раздались выстрелы в воздух. Но толпа напирала. Тогда он махнул дважды и охрана стала стрелять по ногам. Толпу отогнали. За что рассверипевший царь КОТОРЫЙ СОСТОЯЛ В ОРГАНИЗАЦИИ «ДРУЗЕЙ РУССКОГО НАРОДА»( ОН БЫЛ ПОЧТИ, А ЦАРИЦА НА 100% НЕМЦЫ) сослал Ивана обратно в Шавли.

- Я знаю, что у бабушки Нинуши был брат?

- Да, старший ребенок - Саша, а Нина младшая. Во время революции власть все время менялась. То был Керенский, то белые. Иван иногда появлялся дома. Наталья забеременела в третий раз, в Одессе, но у нее случился выкидыш, и она умерла от заражения крови, когда моей маме было 14 лет. И была похоронена на католическом кладбище, по воспоминаниям мамы, недалеко от могилы Веры Холодной. Ее старший брат Саша, под предлогом умственного недомогания, был отдан в приют, а мама вместе с отцом прошла всю революцию. До конца жизни Нина получала от него письма полные любви и мольбы.

Коммунисты кладбище срыли, мрамор украли, а на месте исторического захоронения Натальи организовали автопарк.

- А твой отец? Мой дед? Расскажи о нем.

- Когда мой отец Эмиль-Ольгерд стал ухаживать за мамой. Нина сказала, что ее отец дворник. По понятным причинам, она скрывала свое дворянское происхождение. Отец был старше мамы на 13 лет. По тем временам – разница в возрасте не считалась большой. Эмиль-Ольгердт учился в Киевской Императорской Александровской гимназии, в той же, где учился Константин Паустовский и Александр Вертинский. Оба были старше отца на несколько лет. В автобиографической книге «Повести о жизни» Паустовского есть история о мальчике, которого Паустовский случайно ударил гирькой, а потом они сдружились, это и был мой отец. Известен тот факт, что, будучи гимназистом, великий певец ХХ столетия Александр Вертинский выступал вместе с папой в студенческих концертах. Вертинский пел, а мой отец играл на мандолине.

- Ты родился в 34-м. Через три года после твоего рождения в стране начались репрессии. Никто не пострадал?
- Огромное количество наших родственников отправили на тот свет. В нашем роду было много священников. Конечно, их лишили жизни безвинно. Но это совершенно отдельная история. Когда ко мне пришло сознание, пришел и страх. Родители всего боялись. Лишнего боялись сказать, а вдруг посадят.

Отец был создателем и главным режиссером Ташкентского оперного театра и узбекскую оперу перевел из унисона в многоголосье. К счастью, спектакль «Фархад и Ширин», который папа поставил в то время на Ташкентской сцене, понравился самому Иосифу Виссарионовичу Сталину, и может быть поэтому он и остался жив. Отец был выдающимся театральным деятелем - профессором консерватории. Он открыл Ивана Козловского, пригласив его в Полтаве в театр ТРАМ. Этот факт приводит сам Козловский в своих воспоминаниях.

Работал в Питере ассистентом Николая Евреинова а в Большом- Анатолием Лапицким. Отец был человеком импозантным, ярким, творчески одаренным, с непредсказуемым, взрывным темпераментом. Потом мы с родителями переехали в Алма-Ату. Там тогда вся интеллигенция, весь цвет русской культуры в те годы оказался.

С первых лет жизни я был погружен в круг общения моих родителей. В те годы там были Глиер и Обухова, Анна Ахматова. Сергей Эйзенштейн, Марк Бернес, Борис Андреев, Иван Пырьев, Марина Ладынина, Галина Уланова с мужем, художником Федором Рындиным, Любовь Орлова с Георгием Александровым. Даже не знаю, интересно ли это нынешнему поколению?

- Плох тот Иван, не помнящий родства. Годы жизни родителей помнишь?

- Мои родители прожили красивую, достойную жизнь. Отец родился в 1998 году, мама в 1912, Папа скончался в 1966 году в Ташкенте, мама в 92-м.

- А дед по линии твоего отца тоже дворянин?

- Дед – Иозеф, по линии отца был настоящим польским шляхтичем и крупнейшим железнодорожным магнатом. Иозеф имел красавицу-жену итальянского происхождения Елену Кавальери, которая вела переписку со многими просвещенными людьми того времени, в том числе с французским писателем Эмилем Золя. Ее сестра Лине была признана первой красавицей того времени. Это можно найти в любой энциклопедии. Известно, что в результате переписки Эмиля Золя с Еленой, писатель приехал в Киев и встретился с ней. Деда я никогда не видел. Он не разговаривал с моим отцом 25 лет и призвал его только к своему смертному одру.

- Ты был единственным ребенком в семье?

- Я был вторым ребенком у родителей. Славочка умер, когда ему не было и двух лет, от воспаления легких.
Вообще у меня была неординарная детская жизнь. Я с детства рисовал, неплохо писал стихи, и прозу... У меня был свой интернациональный театр. В нашем доме жили русские, узбеки, евреи… Прямо во дворе мы построили сцену. Между гаражом и домом с друзьями выложили ее из ворованного у соседей кирпича. (В те годы шла война). Сделали занавес.

Папа доставал мне в библиотеке Дома ученых одноактные пьесы для самодеятельных коллективов. О том, как фашисты мучили наших партизан. Ставил игровые спектакли, и кукольные... Костюмы куклам шил.

В 14 лет я оказался в гипсе, от пяток до подмышек, и провел в нем три года. И прикованный к постели я рисовал. И шил для кукол костюмы – и с балкона показывал кукольный театр всему двору. Еще какое-то время ходил в школу на костылях и при этом был организатором всех хулиганств.

- Ты ведь мог пойти по стопам отца и стать оперным режиссером?

- Я знал весь классический репертуар наизусть. И я слушал арии с утра до ночи. Потому что оперные певцы, когда я был маленький, приходили репетировать к нам домой. Наверное, из духа противоречия, я не стал оперным режиссером. В моих фильмах часто звучит классика, хотя я отдал предпочтение легкой музыке.

- За спиной архитектурный, художественный факультеты. Ты работал во многих театрах страны художником –постановщиком. И почему-то вдруг в кино подался?

- Я и сейчас для театра рисую. Уже не первый спектакль в театре «Сатиры» оформляю Шуре Ширвиндту. Конечно, в театре больше чистого творчества. И без театра я не могу. Но в кино платят больше. Но в кино невероятный образ жизни! При советской власти платили копейки и хотя на жизнь я, в основном, зарабатывал художественным ремеслом, от кино я избавиться уже не мог. Сначала меня пригласили на картину художником. Осуществлять мои замыслы очень мешал один человек-режиссер. Поступил на Высшие курсы сценаристов и режиссеров при ГОСКИНО СССР , закончил и вообще пропал для всего. ТОЛЬКО КИНО меня волновало.

С кино теперь много проблем и его все труднее снимать, потому что мы потеряли «второе звено», профессионалов. Ассистентов, помощников, администрацию. Еще в кино все связано теперь с большими деньгами и возвратом средств. И, по-моему, зарабатывать особенно ни у кого не получается. Даже у младших коллег.

- С чего все начиналось в гостях у 7-ой музы?

- С Высших курсов сценаристов и режиссеров в Москве, при Госкино. У нас был мощный состав преподавателей. Мои руководители Леонид Захарович Трауберг, Виктор Шкловский, Сергей Юткевич были вольнодумцами. Они сохранили дух фэксовской киновольницы.

- И ты изучал, наверное, «школу Станиславского»?

- Юлий Яковлевич Райзман пригласил тогда читать на курсы Эраста Павловича Гарина. Гарин сидел слушал, о чем мы там разглагольствуем и наконец сказал, обращаясь к Райзману: «Слушай, Юлий. Ну зачем ты меня сюда привёл? Я же твоего Станиславского терпеть не могу!» Мы все от удивления тогда просто попадали.

- А кого из соучеников можешь назвать?

- У нас был сильный курс. Со мной учились Коля Рашеев, который снял «Бумбараш», Александр Аскольдов – автор знаменитого “Комиссара”; классик советского кино. Еще величайший Глеб Панфилов со мной учился и Костя Ершов, который потом работал на Украине, на студии имени Довженко. У него было несколько просто великолепных фильмов. Еще Толомуш Океев.

- Сегодня все реже вспоминают своих мастеров. Сегодня будто это не модно!? Время так быстротечно. Ты о ком-то еще хочешь сказать?

- С Высших курсов кинорежиссёров у меня осталась одна записка. Когда мы изучали законы монтажа, Михаил Ильич Ромм, педагог по режиссуре написал на моей работе: «Неизвестному Не Эрнсту. Далее такой текст: Как все художники монтирует отлично, видит кадр, практически учить монтажу не надо. Михаил Ромм». Думаю, написал не потому, что я такой гениальный, а потому, что любой художник мыслит кадром на плоскости. По своей первой профессии, я - художник. Художник, например, понимает, что кино - это плоское изображение. А дилетанту кажется, что оно имеет глубину. Дилетант думает, что, скажем, карета приближается из глубины кадра вперёд, на нас. А художник понимает, что карета просто опускается с верхней части кадра в нижнюю, увеличиваясь в размере. Вот поэтому художники хорошо монтируют. А у того, кто представляет себе, что карета едет из глубины на нас, в монтаже начинается каша. Соединение кадров - большое искусство. Часто просто «никакой» материал превращается на монтажном столе в «еще какую» картину! Феллини, Райзман, Ромм, Бенюэль- бывшие художники . И это далеко не все.

- И потом начался твой звездный путь и «еще какие» картины?!

- Но все, как раз вопреки, а не благодаря. Ты же знаешь. Я приехал в Одессу. И поселился со своей женой, твоей мамой в общежитии. Там, в Одессе, холодную воду включали днем всего на пару часов, а горячей в «Куряже» вообще никогда не было. Душ не работал. Поэтому, если ты не успевал помыться в гримерной, то оставался грязным до следующего утра. А у администрации студии до этого руки не доходили. Так мы и жили. И в один прекрасный момент мне все это надоело.

На одной из очередных бессмысленных партийно-творческих конференций, где присутствовали представители обкома, райкома, горкома и Госкино, стали говорить о том, что надо повысить творческий уровень студии. Что после «Весны на Заречной улице» нет по-настоящему блестящих картин. И тут я вышел на трибуну и сказал: «Вы хотите иметь картины светлые, чистые? А актеры и режиссеры ходят немытые. Почему? Да потому, что им просто негде помыться!»

И стал перечислять: «Здесь не мылись много лет подряд: Василий Шукшин, Петр Тодоровский, Марлен Хуциев, Владимир Высоцкий, и я не моюсь уже третий год. Не верите, поселитесь на месячишку в «Куряж». В зале раздался смех. Ну, а закончил я свое выступление под гром аплодисментов.

Все партийные боссы поднялись и ушли.

Администрация забегала, засуетилась и ровно через неделю, это после 20 лет ожиданий, в «Куряже» появился душ.

- Весело!

- Скучать не приходилось. К тому времени я уже начал снимать свою дипломную работу - фильм «Формула радуги». «Формула радуги» - не из тех работ, после которой говорят: «а поутру он проснулся знаменитым». Два писателя (Непринцев в Питере и Чернявский - в Одессе) почти одновременно украли у Даниеля сюжет одного из его фантастических романов. Видимо, полагали, что его никогда не издадут. Оказалось, что одновременно с этим проектом на «Ленфильме» снимался фильм «Зовут меня Роберт». С аналогичным сюжетом. Но «Формула радуги» была антисоветской, как ее назвали, формалистической.

Поскольку я снимал на Одесской киностудии, на Украине, материал фильма показали в ЦК КП Украины. После просмотра начался жуткий скандал, в котором участвовал будущий президент Украины Кравчук… И несмотря на то, что там снимался великий Николай Гринько, Георгий Вицин, Фрунзик Мкртчян, Рома Ткачук, Иван Петрович Рыжов, Зоя Фёдорова, Савелий Крамаров. Настоящее созвездие комедийных актеров – на экраны фильм не выпустили. Это была, по-моему, симпатичная и смешная картина.

Потом «Формулу радуги» дали посмотреть Георгию Данелия. Он сказал следующее: «Непрофессионально обрывается музыка, кто ж так режет?»

А ведь все знали, что именно в Госкино «резали» целыми кусками, прямо из оригинала. И музыка обрывалась именно из-за этого. Данелия понимал и другое: если он сейчас выскажет положительное мнение, то Кокарева его потом уничтожит. А Ирина Александровна ненавидела и картину, и меня лично. За что? Не знаю. Курсы-то были при Госкино СССР. Кокарева, которая тогда была главным редактором Госкино СССР, язвительно спросила у Леонида Захаровича:

«А антисоветчине вы тоже его учили?» И тогда за меня вступился Юлий Райзман. Он буквально потребовал меня дипломировать. Сначала речь шла о «двойке», потом бал повысили до «тройки», но великий режиссер настоял на «четвёрке». И добивались этой оценки сами Александр Вениаминович Мачерет и Юлий Райзман.

Худруком этой работы был Юра Чулюкин, режиссёр «Девчат». Позже он трагически погиб, почему-то шагнув в шахту лифта, где-то в Южной Америке. Лифт ремонтировался, вдруг открылась дверь и... все.

. Но в результате диплом мне все-таки выдали.

- В общем, получил-таки, путевку в жизнь?

- Да, какой там. Что мне эта путевка?!! Следующая картина «Опасные гастроли» - чуть не задушили, потому что там снимался Володя Высоцкий. И в титры не разрешили поставить, что он автор песен. Это было сплошное хождение по мукам. Дело в том, что я не устраивал нашу власть идеологически. Ни в одном фильме, даже о революции, у меня не было ни портретов Ленина, ни напоминания о нем, никаких пионерских галстуков и других просоветских деталей. Меня планомерно уничтожали. Критика, стоявшая на задних лапках перед властью, всю задавленную волчью ярость обратила на мои фильмы.

- И чем выше в гору, тем больше дух захватывало?

- Да, уж. Меня не задушили потому, что “Опасные гастроли” и другие мои фильмы принесли государству миллионы. Это теперь я понимаю, как обогатились эти подонки. На мои деньги ездили на сафари дети наших вождей. За счёт таких, как я, они жили при коммунизме. А я был нищим. И снимал фильм «Д'Артаньян и три мушкетёра» живя в «Куряже» - напротив туалета. Ко мне в комнату порой к утру моча затекала, потому что пьяные артисты мочились мимо унитаза.

А вот скажем, иезуитская фраза из статьи в «Искусство кино»: «Так Георгий Юнгвальд-Хилькевич представляет себе Великую Октябрьскую социалистическую революцию», дала право хотя бы опубликовать эту фотографию. На ней, задрав ноги, девушки танцуют канкан, а на переднем плане – Высоцкий с гитарой. Это слова коллеги Дзигана. Ему статью заказали. Ну, как бы наемный убийца. Это тоже говорит о многом. Ненавижу предателей любого ранга, и посредственностей, они гноят и топят.

Наталия ЮНГВАЛЬД-ХИЛЬКЕВИЧ








Все трудовые книжки россиян оцифровааны
17.05.2019 11:13 Пенсионный фонд России (ПФР) сообщил, что все 100% сведений о трудовой деятельности россиян прошли оцифровку. Ранее Минтруд внес в правительство законопроект, который предполагает, что с 2021 года трудовые книжки будут вестись только в электронном виде. Исключение будет сделано для тех работников, которые подадут заявление на ведение книжек в бумажном формате.

«Неделя Республики Алтай» федерального проекта «Гастрономическая карта России» завершалась в Ruski
10.06.2019 18:36 «Неделя Республики Алтай» федерального проекта Ростуризма «Гастрономическая карта России» завершилась в Москве. В течение семи дней в самом высоком ресторане Европы «Ruski» гости могли попробовать специальное меню, созданное шеф-поварами из Горного Алтая.

 Главные новости 
 Политика 
 Экономика 
 Безопасность 
 Криминал и право 
 Народные новости 
 Культура 
 Религия  
 Технологии 
 Спорт 
 Здоровье 
 За рубежом 
 Все новости 
Поиск Карта сайта Личный кабинет Наверх
Copyright © 2005-2019Информационное агентство «Агентство национальных новостей»
Учредитель: Автономная некоммерческая организация Институт экономических, правовых и социально-политических исследований
Адрес редакции: 119121, г. Москва, Смоленский б-р, д. 11/2
Свидетельство о регистрации СМИ: ИА№ФС 77 – 70168 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 21.06.2017 г.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на annrus.ru обязательна.

Rambler's Top100