ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО
  
27
января
2021

«Острову сокровищ» не хватает самого простого - света, тепла и воды


24.10.08 10:28

Мы завершаем публикацию отчета о совместной экспедиции Агентства национальных новостей и болгарской газеты «Борьба»: корреспондент АНН и журналист из Велико-Тырново отправились на остров Сахалин, чтобы пройти дорогами изведанными и попытаться побывать в местах мало изведанных. В маршрут были включены остров Монерон (эрудиты, напрягите свои извилины и попробуйте хотя бы на географической карте отыскать этот клочок земли!), уникальный грязевой вулкан (в России их всего-то два – один на Сахалине, второй - на Таманском полуострове), город Александровск - Сахалинский, с которого когда-то началось трехмесячное путешествие Антона Павловича Чехова по сахалинской каторге.


Мы не были, наверно, оригинальными, когда отправились на север Сахалина, чтобы увидеть нынешний Александровск, столь подробно описанный А.Чеховым в его книге «Остров Сахалин». Он нашел его чистым и приятным, с ухоженными улицами, деревянными тротуарами и интересными людьми. Он даже назвал его «благообразным городком сибирского типа». Хотя быт и нравы каторги его потрясли, и он в сердцах написал про то, что Сахалин – это остров невыносимых страданий…

До Александровска одна дорога: девять часов полета от Москвы до Южно – Сахалинска, потом еще столько же, но уже по земле, в душном вагоне поезда, ползущего по азиатского размера узкой колее до станции Тымовск. По дороге , под стук колес, мы долго любовались Охотским морем, которое в сумерках отливало свинцовой суровостью. А слева от железной дороги стояли богатырскими шлемами сахалинские сопки, когда-то изрядно опустошенные японцами, а ныне вновь поросшие непроходимым хвойным лесом. Мой сотоварищ звонил по мобильному в Болгарию и восторженно рассказывал, что мы едем черт знает где, что в окна поезда кроме дикой природы ничего не видно. Наверно, он сравнивал Сахалин с какой-нибудь уютной Швейцарией, где за каждым поворотом стоят городишки курортного вида. А тут сплошная тьма: слева – леса, справа – Охотское море. Редкие огоньки возникали и гасли лишь на каких-то полустанках.

В Тымовск мы прибыли ранним утром, часов в шесть, еще в сумерках. И пока мы растерянно пытались понять, откуда уходят автобусы на Александровск, все пассажиры как-то шустро втиснулись в различные транспортные средства, оставив нас одних на пустынной привокзальной площади. Ситуация складывалась неприятная.

Но тут на наше счастье подкатил японский джип, и его водитель приветственно помахал нам рукой: мол, давайте быстро, прокачу до Александровска с ветерком. Человеком он оказался не только гостеприимным («Сам маялся вот так на вокзале, в ожидании оказии»), но и хорошо знающим географию и историю этих островных мест. Арково, Мгачи, Дуэ – названия еще тех, каторжных для Сахалина лет. То тут, то там вдоль дороги торчали остовы шахтных сооружений, полуразрушенные дома. Валерий, так звали нашего благодетеля, показывал и рассказывал: шахты закрыты, в сохранившихся чудом домах доживают свой век старики, те, кому некуда и не к кому ехать на материк.

«Чем же они тут занимаются?» - донимал расспросами Валерия мой коллега, пока мы мчались по грунтовке, поднимая клубы пыли. «Картошку выращивают, кур держат, - отвечал тот. – Пенсию получают. Водку пьют. Что им еще делать?» Но мой коллега не унимался: «А грибы в лесу водятся? Нельзя ли их собирать и перерабатывать?» - «Грибы в лесу водятся. Много грибов. Когда-то, еще в советские времена, их собирали и перерабатывали. Были специальные пункты сбора грибов, грибоварни. Теперь никто этим не занимается»,- ответствовал честно Валерий. «Но почему? – не унимался болгарский пришелец. – Ведь это так выгодно! У нас в Болгарии целые бригады занимаются сбором грибов, все леса вычистили. Евросоюз платит хорошие деньги за консервированные грибы».

Ему было не понять, что до Евросоюза от Сахалина не просто далеко, а очень далеко, что заниматься каким бы то ни было частным промыслом на Дальнем Востоке – себе дороже. Он потом увидит разворошенный бывший и вполне успешный Александровский рыбокомбинат, который ныне громко именуется ООО «Татарский пролив». При нас пришел к причалу МРС – обшарпанный, крашенный черной краской малый рыболовный сейнер с ночным уловом камбалы. И начался сущий кавардак: каплер – этакая авоська из рыболовной сети, которой поднимают рыбу на причал, порвался сразу - и рыба из него потоком устремилась за борт. «Эх, - в сердцах восклицал Томов. – Эту бы рыбу к нам, в Болгарию. В любом ресторане с руками бы оторвали».

Потом проломился деревянный желоб, по которому с потоком воды в цех устремлялся и поток рыбы. И снова – потери: свежайшая камбала, только что с таким трудом выловленная в море, летела наземь. Мой коллега не удержался и заглянул в цех, где свежую рыбу превращают… Во что вы думаете? В мороженую. Томов был в ужасе от царящей там антисанитарии. Хотя, казалось бы, продавать свежую рыбу гораздо выгоднее. Выгоднее – кому? И для кого? Наверно, неспроста улов всего одной мэрээски охранял чуть ли не взвод милиции. Спасибо неожиданному помощнику – местному участковому Александру, который в отношении нас быстро уладил все формальности со своими коллегами.
«Что, русская мафия?» - спросил его Томов. «У нас в городе самая большая мафия – это милиция!» - хохотнул Александр.

Он многого не понимал в нашей российской жизни, мой болгарский коллега. Когда он поинтересовался у директора музея А.П. Чехова Темура Мироманова, какое кафе в городе лучшее, тот рассмеялся: «То, которое единственное!» - «Как? - возмутился Томов, - на 14 тысяч жителей – и всего одно кафе!?» Увы! И то оказалось, мягко говоря, мало гостеприимным: значащихся в меню напитков в наличии не оказалось. Хотя магазин напротив, можно было бы и сбегать. Да еще и навар на нас заработать. Пришлось бежать одному из нас.

И совсем уж добил моего коллегу эпизод с такси. Мы возвращались с берега моря, куда ходили смотреть кривой - в полном смысле - тоннель, пробитый в скалах еще сахалинскими каторжанами. Не будь этого тоннеля, попасть в поселение Дуэ в те времена было бы невозможно, ибо единственная дорога туда – по прибойной полосе моря, да и то во время отлива.

Мобильная связь, как ни странно работала, и мы решили вызвать такси. Набрали номер диспетчера местного частного таксопарка, объяснили, где мы находимся – и услышали в ответ: «Да зачем вам такси? Сейчас минут через пятнадцать подойдет городской автобус, на нем и уедете». Болгарин был потрясен: «Мы же не бесплатно собираемся ехать! Мы платим деньги, а они отказываются их брать!»

Что поделаешь? Такова непостижимая психология островитян. Тем более, в городе, который из «уютного и опрятного» постепенно превращается в сплошные развалины. Железная дорога за долгие сто лет так и не была построена сюда, и станция Тымовск, через которую сейчас идут потоком основные грузы для обустраивающегося севера острова, где вовсю осваиваются шельфовые газовые и нефтяные месторождения западными компаниями, выглядит гораздо предпочтительнее, чем бывшая столица каторжного острова.

Попытки энтузиастов из семьи Миромановых – ныне уже внук Темур принял на себя основные заботы о музее А.П.Чехова – на фоне полуразваленного города выглядят просто невероятными.

А ведь как здорово смотрелась бы дорога к музею и памятнику Антону Павловичу, если бы она была не нынешняя – с огромными лужами и грязью, а мощенная булыжником, со стилизованными под старину фонарями. Конечно, этим город не спасешь, но хотя бы один уголок былой культуры здесь сохранить нужно. Тем более, что сюда, в этот «уголок», едут и идут со всего света поклонники таланта великого русского писателя, совершившего не только писательский, но и свой гражданский подвиг, отправившись через Сибирь и Дальний Восток на Сахалин, чтобы три месяца вести тщательную перепись местного населения. Только в тот день, когда мы с утра заглянули в музей, побывали две иностранных группы – голландцы и американцы.

Если кто-то еще не читал книгу Чехова «Остров Сахалин», то прочтите. Многое в ней вам покажется и актуальным, и современным. Наверно, неспроста Александр Солженицын на подарочном экземпляре своего «Архипелага ГУЛАГа» сахалинскому музею сделал такую надпись: «Еще одна книга на эту же тему».

Сегодня только усилиями энтузиастов еще как-то сохраняется память о Чехове в этих местах. Хотя Чехов для Сахалина – как Пушкин для Санкт – Петербурга. Тут есть и город Чехов, к сожалению, тоже ныне превратившийся в развалины, и театральный центр имени А.П. Чехова, и пик Чехова, а уж улицу Чехова редко какой город острова не имеет …

Но интересно, какие бы строки написал писатель, увидев нынешний Сахалин и медленно умирающий город Александровск? Думаю, он был бы потрясен тем, что спустя и более ста лет Сахалин вновь стоит перед выбором – либо запустение и безлюдье, либо освоение богатых ресурсов и новая модель жизни островитян. Но именно жизни, а не нынешнего выживания большинства сахалинцев.

На фоне ныне респектабельного Южно - Сахалинска с его многочисленными офисами, шикарными отелями и улицами, мощенными цветной плиткой, сущими Золушками смотрятся другие островные поселения – Томари, Холмск, Углегорск, не говоря уже про Бошняково, Лесогорск или какой-нибудь Горнозаводск. Былые названия, былая промышленность, былое население.

Упование Антона Павловича на то, что Сахалин сможет развиваться за счет рыбного промысла, сбылось, но не надолго. Да он и сам опроверг в своей книге эту надежду, приведя такой факт: когда рыбу добывали на Сахалине японцы, они получали полмиллиона золотом в год, а с приходом русских промыслы почему-то захирели. Не лучше они и сейчас. Пустынное западное побережье Сахалина просто угнетает: ни сейнера, ни рыбацкой лодки. Хотя сейчас, когда нет пограничного режима, лови хоть заловись. В былые годы даже с самолета – особенно ночью – были хорошо видны огни «плавучего города»: сотни судов вели промысел в Татарском проливе. Ныне ночь поглощает все пространство: и море, и сопки, и даже города и поселки, в которых по причине нехватки электроэнергии периодически отключают свет. Впрочем, отключают не только свет, но и тепло, и воду.

В одной из гостиниц Южно-Сахалинска нас встретило такое предупреждение: «В межотопительный период в гостинице организовано горячее водоснабжение, но в связи с дефицитом топливно-энергетических ресурсов (!) администрацией г. Южно-Сахалинска введены ограничения потребления электроэнергии».

Горячая вода подавалась лишь утром и вечером. А в городе Шахтерске однажды утром на всех подъездах домов появились такие предупреждения: «В связи с отключением электроэнергии на водостанции №1 с 26.08.08 будет полностью прекращена подача питьевой воды населению города. Просьба произвести необходимый запас воды для долговременного использования».

И загремел город населением в десять тысяч человек тазами и ведрами, заливаясь водой на «долговременное использование». У единственного источника, бьющего из-под горы, вечерами выстраивались очереди с бидонами и канистрами - не меньше, чем в годы перестройки за водкой и хлебом.

А между тем, в одной из газет Сахалина меланхолично «просвещали» местный народ относительно тепла и света: «Все предприятия в поселке Вахрушев развалились, денег людям не платят, к зиме никто не готовится. В результате люди готовы перекрыть железную и автомобильную дороги. Думается (ах, какое замечательное слово – «думается»! Не возмущает, не справедливо вызывает гнев, а просто «думается», как на рыбалке или при созерцании природы. – прим. Автора), это излишне. Банкротство этих предприятий и без того сказалось уже на всей области. Все оборудование Сахалинской ГРЭС было спроектировано под использование угля с находящегося неподалеку Вахрушевского буроугольного месторождения. Для этого там действовал мощный разрез, до необходимых кондиций топливо доводила обогатительная фабрика. Но в конце прошлого года ООО «Сахалинуголь-1» (разрез) и ООО «Поронайская центральная обогатительная фабрика» были обанкрочены. Имущество предприятий стал эксплуатировать Вахрушевский угольный разрез, но и тот в начале августа остановился из-за многочисленных долгов. Энергетикам пришлось срочно искать недостающий уголь на стороне, но топлива необходимых параметров найти не удалось (на острове осталась одна реально действующая обогатительная фабрика в Шахтерске, но она работает на экспорт). В итоге, топки и поверхности нагрева котлоагрегатов оказались забиты. Котлы пришлось останавливать, возник дефицит мощности, пошли отключения света».

Вот так буднично и, я бы сказал, уныло повествует журналист о дефиците электроэнергии уже по всему Сахалину. Да и в самом деле: разве сахалинцам к подобной ситуации привыкать? Она возникает каждый год. И вопрос журналиста: «Не возникнет ли подобная «зашлаковка» в зимние холода? Ведь если подходящего для ГРЭС угля нет сейчас, откуда он появится зимой?» - просто повисает в воздухе.

И все было бы понятно, если бы на севере острова не добывались миллионами кубометров и тонн природный газ и нефть, если бы с севера на юг не была проложена газовая магистраль, а на юге Сахалина не стоял в полной готовности к началу эксплуатации завод по сжижению газа. Не завод, а гигант нефтегазовой индустрии, каких еще не видел не только Сахалин, но и вся Россия.
Только газ и нефть по - прежнему, как и десятилетия до этого, текут невидимой рекой мимо «острова сокровищ» и его населения. И уж какое тут «разделение продукции», если газификация даже столицы острова – в далекой перспективе. Хотя о ней впервые заговорили еще в шестидесятые годы. Вот и говорят до сих пор, вселяя некие смутные надежды в душах островитян на лучшие времена.

Одна была радость для сахалинцев: на фоне гигантского завода местный народ прямо с берега таскал на спиннинг ошалевшую горбушу. Мы с Томовым и нашим замечательным гидом Володей Арнаутовым за пятнадцать минут вытянули несколько лососей на его какой-то уникальный спиннинг. И были вновь вознаграждены вечером ухой и котлетами из горбуши, приготовленными шеф-поваром по нашей просьбе в местном ресторане.

Вместо эпилога

Я мог бы закончить этот репортаж с Сахалина на любой ноте и на любом эпизоде. Но мне дорог телефонный звонок, который раздался уже в Москве, спустя месяц после путешествия. Это был Томов: «Ну, куда мы поедем на следующий год? Может, рванем на Камчатку?»

Значит, Сахалин уже покорил его, а он покорил Сахалин.



Источник: 
МОСКВА, 24 октября (Корр. АНН Анатолий Строев).

Статьи по теме: 
Не всякий Робинзон откроет остров Монерон / 
Уникальный сахалинский вулкан встречает покорителей грязью






Новогодний подарок: Семьям с детьми до семи лет выплатят по пять тысяч рублей на ребенка
17.12.2020 22:35 Семьи с детьми к Новому году получат от государства еще по пять тысяч рублей на каждого ребенка до семи лет включительно. Это будет новогодним подарком детям от государства, сказал Владимир Путин в завершение большой пресс-конференции. Президент обратил внимание на то, что в ходе мероприятия его несколько раз спрашивали, планируется ли какая-то дополнительная поддержка семьям с детьми.

Масштабный проект о виртуальной реальности «Селфи. Хаос и творчество» выходит на экран
25.01.2021 15:23 12 героев фильма размышляют о настоящем и будущем. Среди них – знаменитые интернет-инфлюенсеры и блогеры-миллионники Инстаграм: Стас Давыдов и Евгения Кривцова, представители творческих профессий: актриса и режиссер Екатерина Ланн (дочь народной артистки Татьяны Догилевой) и знаменитый стилист (клиентами которой являются крупнейшие звезды шоу-бизнеса) Дарья Яркая, а также перспективные студенты и лицеисты: Кирилл Нистратов, Илья Кушнер, Екатерина Нестерова.

 Главные новости 
 Политика 
 Экономика 
 Безопасность 
 Криминал и право 
 Народные новости 
 Культура 
 Религия  
 Технологии 
 Спорт 
 Здоровье 
 За рубежом 
 Все новости 
Поиск Карта сайта Личный кабинет Наверх
Copyright © 2005-2021Информационное агентство «Агентство национальных новостей»
Учредитель: Автономная некоммерческая организация Институт экономических, правовых и социально-политических исследований
Адрес редакции: 119121, г. Москва, Смоленский б-р, д. 11/2
Свидетельство о регистрации СМИ: ИА№ФС 77 – 70168 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 21.06.2017 г.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на annrus.ru обязательна.

Rambler's Top100