ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО
  
16
января
2021

У каждой пушки на корабле или самолете есть свой «отец родной»


03.10.07 16:31

Василий Грязев - автор почти 30 образцов современного вооружения и 240 уникальных изобретений, на базе выдвинутых им научно-технических идей и конструкторских решений создана отечественная современная система малокалиберного артвооружения практически для всех видов войск. Если подойти к самолету «Миг-29» слева, то можно погладить ствол грязевской пушки, а в «СУ-27» его детище справа, в вертолете «МИ-24 П» – сбоку. Вообще, его изделия в авиации – это одноствольные, двуствольные и шестиствольные пушки разного калибра для вооружения различных типов самолетов и вертолетов, а также четырехствольный пулемет для вертолетов. В ВМФ – шестиствольные зенитные автоматы для корабельных зенитных артустановок и зенитного ракетно-пушечного комплекса «Каштан». В сухопутных войсках – двуствольный зенитный автомат для ЗРПК «Тунгуска» и одноствольные пушки для вооружения БМП и БМД, бронетранспортеров.

На предприятии Грязева называют патриархом высокострельного оружия. Об истории создания самой скорострельной в мире пушки Василий Грязев рассказал корреспонденту Агентства национальных новостей.

В 1951 году Василий Грязев закончил оружейно-пулеметный факультет Тульского механического института.

«Вот с этими знаниями в области оружия и пулеметов я был направлен в подольский институт, тогда он назывался научно-исследовательский институт стрелкового оружия», – рассказывает Василий Петрович. Там он впервые встретился с будущим академиком и генеральным конструктором КБП Аркадием Шипуновым, который закончил тот же институт на год раньше. Два гениальных конструктора вооружения встретились, чтобы потом уже никогда не расставаться. А тогда у них, по словам Грязева, «совпали стремления работать конструкторами по созданию авиационного пушечного вооружения».

В то время, вспоминает Василий Петрович, весь мир соревновался в достижении наивысших показателей по скорострельности: скорости самолетов росли, время боевого взаимодействия между ними резко сокращалось, поэтому за короткое время надо было как можно больше выпустить боеприпасов. От конструкторов вооружения требовалось существенное увеличение темпов стрельбы.

«И мы с азартом молодости включились в это всемирное соревнование, – рассказывает Грязев. – Несмотря на то, что мы тогда еще были молодые специалисты, но, я бы сказал, у нас здравых мыслей было достаточно. Мы проанализировали предшествовавший путь развития авиационного вооружения главным образом по одной характеристике – скорострельности. И посчитали, что все, что делалось до нас, делалось неэффективно. Потому что каждая новая система принималась на вооружение, имея преимущества по скорострельности перед предшественниками на 15, максимум на 25 %. Мы считали, что это мизерная цифра, и замахнулись на то, чтобы увеличить темп стрельбы в 2-3 раза».

После нескольких неудачных попыток, наконец, в 1958 году они разработали двуствольную схему автоматики, которая в калибре 23 мм и 30 мм показала скорострельность 50 выстрелов в секунду. Таким образом, скорострельность их пушки в 3 раза превзошла показатели всех имевшихся на тот момент аналогов. По словам конструктора, разработки, предшествующие этой, потерпели фиаско не потому, что они технически были хуже других, а потому, что молодые специалисты тогда еще не имели опыта в продвижении своих изделий. Их обошли более известные конструкторы вооружения того времени – Рихтер и Медельман.

«Выдающиеся люди, зарекомендовали себя», – так охарактеризовал их Грязев. Но чтобы не повторить ошибку своих первых шагов, молодые амбициозные специалисты начали «нагнетать обилие знакомств» во всех заинтересованных ведомствах.
«Нам повезло познакомиться с выдающимися людьми того времени, – вспоминает Грязев. – Во-первых, с военачальниками нашей страны, которые прошли войну и фронт. А все, кто был на войне, - так нам тогда казалось, да и сейчас я так думаю – совершенно другие люди по подходу и оценке государственных интересов и значительно отличаются от тех, кто не был на фронте. Это Павел Степанович Кутахов, главнокомандующий ВВС, маршал авиации. С маршалом артиллерии Павлом Николаевичем Кулешовым – начальник ГРАУ, тоже прошел фронт. Маршалом бронетанковых войск Бабаджаняном – военачальник удивительной храбрости. И, наконец, с создателем ВДВ Василием Филипповичем Маргеловым. То, что мы познакомились с этими людьми, – большая удача в нашей жизни, которая многое для нас определила.

Во-вторых, мы познакомились с руководителями промышленности – Владимиром Усовым – Тульский машзавод, Иваном Белобородовым – Ижевский машиностроительный завод, Вячеславом Бахиревым – тогда он был директором Ковровского завода, впоследствии министром машиностроения. С выдающимися руководителями правительства: Петром Дементьевым – генерал-полковник, министр аваипрома, Дмитрием Устиновым, который тогда был министром оборонной промышленности. С конструкторами из авиации: Андреем Туполевым, с Павлом Сухим, с Артемом Микояном, Александром Яковлевым, с Антоновым, который был на Украине и делал военно-транспортную авиацию.

Это все выдающиеся люди того времени. По-моему, до них и после них вряд ли кто может сравниваться с ними по значимости. А мы тогда были молодые проныры – ко всякой бочке гвоздь. Так получилось, что мы были хорошо приняты на авиазаводах. Думаю, что от Бреста и до Владивостока мы знали всех и нас тоже. Это была рекламная подготовка».

Подготовка помогла – их 23 мм двуствольная система в конечном итоге пошла на вооружение всего тогдашнего парка самолетов: на истребители воздушного боя, истребители-бомбардировщики, истребители-штурмовики, в военно-транспортную авиацию и авиацию дальнего действия. После успеха первой пушки в 1958 году перед конструкторами встала дилемма: двигаться дальше или остановиться на этом достижении и развивать тему для разного применения, как делают большинство их коллег, когда появляется удачная разработка в каком - либо направлении. Они замыкаются, пытаясь распространить идею на все.

Наш герой и его сподвижники предпочли, «благодаря большой жадности к работе», не останавливаться на достигнутом, а попытаться утроить скорострельность. Им сопутствовал успех: правда, не сразу, а много лет спустя, были приняты на вооружение шестиствольная 30 мм пушка, которая имела темп стрельбы 100 выстрелов в секунду, и 23 мм шестиствольная пушка, имеющая темп 170 выстрелов в секунду.

«Попробуй сказать «22» – это секунда, и представь: пока ты это говорила, 170 снарядов ушли», – поясняет, что такое скорострельность, Василий Петрович. Но это было впереди, а тогда параллельно с работой по доводке своей первой пушки они начали разрабатывать шестиствольную.

«Но перед нами встали почти непреодолимые трудности, – вспоминает конструктор. – Дело в том, что любая разработка в любой области опирается на предшествующие достижения, и часто многие решения, которые были достигнуты ранее, используются в перспективных разработках. Например, в авиации считается, что если новый самолет не содержит 50% ранее разработанных деталей, он не полетит. Новый образец каким-то образом непременно должен быть связан с предшествующими по многим - многим узлам. А в направлении шестиствольной схемы автоматики у нас предшественников не было. Не у кого подсмотреть, позаимствовать, как говорят, содрать. Кроме американской шестиствольной картечницы «Гатлер» и русской картечницы Барановского (тоже шестиствольной) ничего не было. Но те системы были ручные – человек крутил пушку вручную и она стреляла, естественно, очень редко и с очень маленькой скорострельностью. В принципе, если их повертеть быстрее, они бы могли дать высокую скорострельность. А вот как это сделать – мы не могли найти ни одного решения.

Отечественные разработки конструкторов, которые занимались разработкой такого многоствольного оружия с применением электродвигателя, закончились провалом. Так что там заимствовать было нечего. В тоже время из США к нам поступали скудные сведения о том, что американская фирма «Дженерал электрик» разрабатывает 20 мм шестиствольную пушку «с фантастически высоким темпом» – так нам было сказано. Как это сделано – не сказано, потому что тогда секреты мы хранили друг от друга более строго, чем сейчас. А нам так хотелось ее посмотреть. Конечно, много лет спустя, когда пушка появилась на вооружении американской авиации, эти сведения в полной мере нас достигли. Но даже, если бы мы их узнали в тот период – а это 1958 год, то мы бы все равно их применить не смогли. Та пушка работала на электрическом двигателе мощностью 25 квт. Американцы могли себе это позволить – видимо, сговорчивые у них были конструкторы авиации. А познакомившись с нашими, мы точно знали: если такое решение предложили бы мы, наша авиация нас просто бы выгнала. Ведь такую энергетику на самолете надо где-то раздобыть.

Авиаконструкторы говорили нам: вот, господа, бортовая станция с постоянным током в 24 вольта - и «ни грамма» больше. Так что нам надо было создать систему, работающую не на базе внешнего источника (гидропривод или электрический привод), а как-то изловчиться применить собственную внутреннюю энергетику выстрела, чтобы эта пушка работала. Одна такая вещь у нас получилась. Мы изобрели газоотводный двигатель для шестиствольной схемы автоматики с непрерывным действием. Он работал наподобие двигателя внутреннего сгорания – отбирал часть порохового газа из стволов при выстреле. При этом мы сделали неплохой привод, который существует до сего времени, где возвратно-наступательное движение поршневой группы через шатунно-кривошипный механизм и конический редуктор превращается во вращательное движение ствольного блока. Сложно загнул? Скажу проще: если пушка стреляет, то она вращается и перезаряжается. Как только она закончит стрелять, все прекращается. Однако начать стрелять мы могли только руками. Но на самолете же никто не будет к пушке подходить – она расположена черт знает где, и до нее еще нужно добраться. Так что все это управление надо было сделать дистанционным. У нас не было мыслей».

Между тем, интерес ко всяким скорострельным системам в тогдашнем министерстве оборонной промышленности был очень велик. Министр Дмитрий Федорович Устинов систематически, примерно раз в 1-2 месяца, собирал всех конструкторов ведущих оборонных предприятий, и те показывали свои перспективные образцы в Мраморном зале министерства, которое в то время находилось на площади Маяковского в Москве. Каждый раскладывал на полу свои достижения, а министр рассматривал их и внимательно выслушивал конструктора, по словам Василия Грязева, «какую бы чушь тот не нес».

«Иногда совершеннейшую ерунду говорили, но он никогда не перебивал, благодарил за доклад, чем мог помогал – давал указания, – вспоминает участник тех «выставок» Василий Грязев. – Но если такой же метод доклада изберет администратор, директор завода, он его скушает. При высочайшем уважении к конструкторам от администраторов требовал только правдивой информации – ни грамма вранья. Потом мы узнали, что он после того, как закончил механический институт в Ленинграде, поступил работать конструктором на артиллерийский завод «Большевик», и там понял, насколько горек конструкторский хлеб. И, видимо, с тех пор преисполнился глубоким уважением к нему».

Иногда все эти «ассамблеи» проводились на Львовском полигоне в Подольске. Туда на стрелковую позицию также каждый привозил свою систему, рассказывал и показывал в действии. Шипунов и Грязев, сообразив, что двуствольную пушку Дмитрию Федоровичу один раз уже показывали, решили – второй раз демонстрировать одно и тоже «неудобно». А потому рискнули привезти совсем еще «сырой» образец шестиствольной 30 мм пушки. По сути, это была еще не пушка, а некое стреляющее приспособление.

«Мы, немного смущаясь, показали ему эту пушку со словами, что других узлов у нас сейчас нет, но вот в объеме каждого ствола мы зарядили ее 6 выстрелами. И мы покажем, как она стреляет, – вспоминает конструктор. - Конечно, при темпе 8 тыс. выстрелов в минуту, 6 зарядов пролетели за одну шестидесятую секунды. Устинов не поверил, заявив, что это был один выстрел. Мы при нем зарядили эту пушку еще раз. Впечатлило. Министр подозвал своего референта Ольшанского (такой был въедливый) и сказал: этой работе придать всяческое внимание и оказать помощь. И после мы оказались под пятой этого Ольшанского. Он руководил нами два месяца. Мы не знали, куда от него деться. Утром приходим работать, звонит Ольшанский: что сделали за ночь? Мы начинаем придумывать: мол, сделали такую-то гайку или такой-то болт. Вечером он опять звонит: что сделали за день? Через некоторое время мы уже работать бросили, только придумывали, что бы ему ответить на очередной запрос. Однажды он нас поймал, заметив очередную нашу фантазию, что, мол, об этом вы мне докладывали полмесяца назад. Видно, доложил об этом Устинову, тот мудро решил снять контроль. Мы вздохнули свободно. Но то, что было определено такое внимание к этому направлению, мы почувствовали, и ощущение, что незримо Устинов за нами следит, конечно, предопределило бешеную работу».

Вообще подобные образцы сделать за ограниченное время очень трудно, почти невозможно. Американцы, к примеру, свою 20-мм пушку «Вулкан» делали 12 лет. А тульские конструкторы занимались этим направлением с 1958 до 1961 года, когда, наконец, было найдено нужное техническое решение. Вскоре авиация заказала им 23-мм шестиствольную пушку, а ВМФ для обороны кораблей – 30-мм пушку. Когда проходили испытания промышленных образцов этого вооружения, генерал Ермолов от радости танцевал на палубе джигу, - вспоминает Василий Грязев.

«Она много крови попила, создавалась в дыму и пламени», – вздыхает конструктор. Между первым «стреляющим приспособлением» и серийным изделием стоят 100 опытных образцов с различными изменениями и исправлениями недостатков, 1 млн. боезарядов и 15 лет работы. Ведь в той же авиации задержек в стрельбе не должно быть. В автомате Калашникова такое возможно, а в авиационных пушках – нет. Если во время испытаний образец сделал все, но на последнем выстреле произошла заминка – считается, что пушка испытание не выдержала, производство ее останавливается, дается задание на изыскание причин. Все нужно дорабатывать и после этого делать еще два «штрафных» образца для испытания. Зато в конечном итоге получилось самое скорострельное в мире оружие.

По словам Василия Грязева, эти пушки можно сравнить только с американкой «Вулкан» – других аналогов нет. Но у нашей и скорострельность побольше, и энергоемкость – не сравнить. В 1974 году была принята на вооружение пушка для авиации, а через год – для ВМФ. Сейчас на любом снимке военных кораблей можно увидеть эти пушки. К примеру, флагман «Петр Великий» оснащен шестиствольными пушками, суммарный темп стрельбы которых – 200 выстрелов в секунду. Они предназначены для самообороны кораблей от противокорабельных ракет – отстреливают их в воздухе. А в авиации 23-мм пушка закончила вооружение тяжелого штурмовика конструкции Сухого.

«Мы оснастили этим вооружением сотни кораблей, – рассказывает Василий Грязев, – сейчас их производство приостановлено. Ведь вооружение делается по готовности кораблей. Вот сдали «Петра Великого», 6 установок Тульский машзавод туда поставил. Теперь ожидают, когда следующий корабль будет сделан. Раньше их делали густо и массово. Также, как и боевые самолеты. Сегодня наша пушка стоит только на «СУ-24». Сейчас их производят только для внешнеторговой поставки, для своих – нет. Еще ее поставили на «МИГ-21» –истребитель дальнего перехвата, но самолет делали в Ташкенте, завод погиб вместе с пушкой».

Любимая поговорка Василия Петровича Грязева: знания достигаются учебой, честь достигается трудом, а награда – по судьбе.

«Для нас главным было честь свою сохранить, чтобы мы могли сказать: нам была поручена такая ответственная работа, и мы ее сделали, а что там будет дальше – в мыслях не было».








Новогодний подарок: Семьям с детьми до семи лет выплатят по пять тысяч рублей на ребенка
17.12.2020 22:35 Семьи с детьми к Новому году получат от государства еще по пять тысяч рублей на каждого ребенка до семи лет включительно. Это будет новогодним подарком детям от государства, сказал Владимир Путин в завершение большой пресс-конференции. Президент обратил внимание на то, что в ходе мероприятия его несколько раз спрашивали, планируется ли какая-то дополнительная поддержка семьям с детьми.

«Неадекватные люди 2» отправились в кинотеатры
19.12.2020 16:23 В кинотеатре «Каро 11 Октябрь» состоялась премьера одного из самых ожидаемых фильмов зимы, сиквела культовой комедии Романа Каримова «Неадекватные люди 2». 10 лет назад первая лента получила 5 призов кинофестиваля «Окно в Европу» в Выборге и затем завоевала любовь не только критиков, но и зрителей. По оценкам пользователей КиноПоиска «Неадекватные люди» являются одной из самых рейтинговых российских комедий последнего десятилетия.

 Главные новости 
 Политика 
 Экономика 
 Безопасность 
 Криминал и право 
 Народные новости 
 Культура 
 Религия  
 Технологии 
 Спорт 
 Здоровье 
 За рубежом 
 Все новости 
Поиск Карта сайта Личный кабинет Наверх
Copyright © 2005-2021Информационное агентство «Агентство национальных новостей»
Учредитель: Автономная некоммерческая организация Институт экономических, правовых и социально-политических исследований
Адрес редакции: 119121, г. Москва, Смоленский б-р, д. 11/2
Свидетельство о регистрации СМИ: ИА№ФС 77 – 70168 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 21.06.2017 г.
Настоящий ресурс может содержать материалы 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях.
При полном или частичном использовании материалов ссылка на annrus.ru обязательна.

Rambler's Top100